Введение * Список героев * Необходимые сюжету * Разыскиваемые * Альманах настоящего волшебника * События Магической Британии 1980

Мародеры. Две временные линии. Вдумчивость, аккуратность, атмосферность, любовь к созданному Джоан Роулинг миру.

Форум находится в отпуске. Перманентном. Но вы всегда можете вернуться, чтобы что-то написать, прочесть и понастальгировать.


Marauders are going bad, 1980&1971

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders are going bad, 1980&1971 » Личное и дополняющее действие 1980 года и далее » 28.10.80, Дорогая, я спрятал Гарри! (Джеймс, Гарри, Лили Поттеры)


28.10.80, Дорогая, я спрятал Гарри! (Джеймс, Гарри, Лили Поттеры)

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Дата, время и место: 28 октября 1980 года. День. Дом Поттеров, Годрикова Впадина.
Простите, что мы так сдали вперед, мы можем оправдаться лишь тем, что очень хотим сыграть это и ни на что во вне нашего дома не будем обращать здесь внимания, чтобы не рушить возможные хитросплетения сюжета. Это просто маленький момент из жизни маленькой семьи.
Действующие лица: Поттеры: Джеймс, Гарри и их Лили.
Краткое описание: "В возрасте двух-трех месяцев ребенок проявляет интерес к подве­шенным над ним игрушкам, с любопытством следит за яркими движущимися предметами, а при быстром приближении предмета к лицу моргает. Он ими­тирует мимику взрослых, счастливым часто улыбается. В три месяца месяца ребенок уже может самостоятельно поворачивается со спины на бок и на жи­вот, может подолгу лежать на животе, а при помощи взрослых "стоит" на ногах, согнутых в тазобедренных суставах. На­сытившись, дети проявляют радость вскрикиванием, улыб­кой, общим двигательным оживлением. Такая же реакция отмечается при виде матери и в ответ на обращенную к нему речь" — старый маггловский учебник об общем развитии детей.

2

Всю ночь радостно оглашавший громкими криками целый дом малыш Гарри, наконец, немного притомился и заснул на радость всем окружающим. В данный момент его окружал только любящий отец, но радость от этого не стала меньше. Для Джеймса было удивительно, каким образом, в дни его дежурств над детской кроваткой Лили умудрялась абстрагироваться от шума и спать наверху как ни в чем не бывало. Разве весь квартал не сотрясается от этих писков? Или она просто не хотела волновать его еще больше и просто делала вид, что спит? От этой коварной женщины у него уже начинала развиваться паранойя. Но это нестрашно, совсем скоро младенец подрастёт и станет отличной подмогой Джиму в деле устроения приятной жизни своим родителям.
К сожалению, пока Гарри мог устроить только бессонную ночь и полную потерю ориентации для Джеймса на утро. Мужчина бросил взгляд в зеркало, висящее рядом с дверью, откуда на него смотрел всклоченный больше обычного человек со слегка съехавшими на бок очками – малышу почему-то непременно хотелось заехать любящему папочке ладонью по носу и столкнуть оттуда этот важный предмет обихода. Бесконечные убеждения Джеймса, что очки ему очень нужны и без них он ничего не увидит, Гарри пока оставлял без внимания. Честно говоря, Джим еще не был так уж хорошо в искусстве общения с детьми и понятия не имел, как его чудной жене удается договариваться с Гарри о чем бы то ни было. Вероятно, это относилось к сфере ее суперспособностей.
Джеймсу захотелось выпить воды (а лучше – чего-нибудь покрепче), но оставлять Гарри в одиночестве он опасался. Он, конечно, догадывался, что спящий младенец едва ли догадается выпрыгнуть из кроватки и убежать в далекие дали, но мало ли что может произойти? Джим нервно попытался поправить свои очки и пригладить волосы, но едва ли преуспел в этом мерлиноугодном деле. Он осторожно вынул мирно посапывающего и слегка пускающего слюни Гарри и торжественно понес его в гостиную. Уже начинало светать и, вероятно, Лили должна была скоро проснуться. Едва ли она будет рада увидеть по утру на диване в гостиной двух посапывающих и пускающих слюни мужчин, поэтому Джеймс не позволил себе ни на секунду присесть на диван. Вместо этого он аккуратно завернул Гарри в подвернувшуюся под руки ткань (ему показалось, что малышу стало холодно) и поместил его на диван, а сам отправился на кухню.
Только доедая второй бутерброд, Джим понял, что что-то не так и поспешил вернуться назад. Что не так он осознал, только оглядев гостиную – Гарри пропал! Нет, не так. ГАРРИ ПРОПАЛ.
«Лили меня убьет». На удивление спокойно сообщил себе Джеймс и принялся за поиски, он готов был поклясться, что принес Гарри именно сюда. Куда мог деться спящий младенец, он понятия не имел (могла ли его унести случайно залетевшая в дом почтовая сова?). К исходу четверти часа Джим уже был не рад тому, что у них такой большой дом. Раньше он казался гораздо меньше. Но и младенец был меньше дома. Гораздо меньше. Иначе его было бы куда проще разыскать.
- Лили! – страдая, позвал Джеймс, смирившись с неизбежным. Она в любом случае заметит, что чего-то не хватает. Она больше никогда не доверит ему ребенка. Джим схватился за голову.

Отредактировано James Potter (8 января, 2016г. 12:23)

3

       Маленький Гарри Джеймс Поттер пришел в этот мир, чтобы изменить жизнь своей мамы. Встретиться в одиннадцать с магией, ждать школы и чудес, чтобы вдруг узнать, что уже год как идет война, и там очень важно, кто твои родные, как «чиста» твоя кровь и то, что «таких, как она» и уж тем более «таких, как её родители» могут убить и над ними жестоко издеваться просто потому, что они неугодные — было непросто, но Лили потихоньку научилась с этим жить и не давать войне завладеть её сердцем полностью. И всё же она очень боялась и как будто не могла выдохнуть по-настоящему, цепляясь за каждый шанс посмеяться или сдать назад, чтобы провести немного времени в любви и дружбе. Однако сын принес столько счастья, что теперь оно словно так и осталось в их с Джеймсом доме, не желая их покидать и клятвенно обещая остаться навечно.
       Через радость Гарри к миру, в котором он живет, беззаботно и без оглядки радовались и опьяненные победой и своим достижением в его сотворении родители. Мальчик агукал, счастливо им улыбался, сучил ногами и смешно попадал в очки Джеймсу, что Лили приходилось уговаривать первого не драться с папой, а второго целовать в больное место, водружать очки на прежнее состояние, заботливым и очень привычным жестом пытаться пригладить его волосы, а потом вместе возвращаться вниманием к маленькому и шептаться над кроваткой: «Это нечестно, Джеймс, он копия тебя!» — «А глаза, глаза ведь твои!».
       Разумеется, Лили была совершенно намерена сидеть у кроватки Гарри постоянно. Ни буря, ни зной, ни школа чародейства и волшебства «Хогвартс» («Он точно попадёт в Гриффиндор!» — было принято единоличное решение над очередным «заседанием», точнее, «нависанием» над кроваткой. «Но мы ведь будем его любить, даже если он будет на другом факультете» — поспешно поправлялась Лили, на что получала ответ гордого, но явно не переубежденного в том, что такая ситуация вероятна, но всё же искреннего отца: «Разумеется!») — ничего, согласно её плану, не должно было стать помехой. Однако когда спустя неделю героических страданий и попыток убедить всех, и свой сопротивляющийся организм в особенности, в том, что сон больше не требуется, спасибо ему большое за былые годы тесного сотрудничества, она уснула и проспала ведь день, Лили пересмотрела свои взгляды на сон и теперь они виделись постоянно.
       — Да? — Лили сбежала вниз по лестнице, кутаясь в колючий тёплый халат поверх ночнушки и шлепая ногами в полосатых носках по ступенькам. Она была ещё сонная и потому взъерошенная и какая-то отрешенная, потому не нашла в зовущем голосе чего-то экстраординарного. Она думала увидеть своих мальчишек вдвоем, уставшими или наоборот довольными, но едино требующими маминого внимания. Думала пожелать им доброго утра, уложить то угрозами, то поцелуями героя-отца спать, а потом тихо готовить завтрак и весело рассказывать Гарри о том, что она видит за окном, да строить ему всякие рожицы, оборачиваясь. Но увидев лицо Джеймса, Лили немедленно остановилась, крепко схватившись рукой за перила и испуганно расширив глаза. — Что… что… — Поттер было тяжело начать говорить, — что случилось? — свободная рука бессознательно дрогнула в направлении палочки, а глаза стали искать третьего члена их маленькой семьи.

4

Ожидая, пока Лили спустится, Джим успел нарезать по комнате несколько кругов, но так и не нашел ни единой зацепки в этой детективной истории. Насколько он знал младенцев – они не могли телепортировать, убегать или улетать из закрытого помещения так, чтоб не оставить никаких следов. Признаков похищения тоже не было ни одного – во-первых, дом был надежно защищен, во-вторых, кому нужен вечно писающийся младенец (кроме его родителей, конечно), в- третьих – Джеймс отошел всего на каких-то две минуты, а кухня находится прямо за гостиной, и он наверняка бы услышал хоть что-нибудь.
Ничего этого не было.
Отчаявшись применить навыки дедукции, Джеймс применил последний известный ему метод – стал дожидаться жену. Лили наверняка что-нибудь придумает. Его жена – просто кладезь мудрости и уж она-то наверняка знает, куда неожиданно пропадают младенцы.Хотя Джеймсу и страшно не хотелось её расстраивать понапрасну, но другого выхода из ситуации он попросту не видел. Ведь ему тоже было страшно. Нервничая, Джим настолько взъерошил волосы, что казалось, будто он несколько часов шел против сильнейшего урагана.
Увидев Лили, спускающуюся со второго этажа, Джеймс испытал невероятное облегчение – ну хоть она никуда не пропала. Он был настолько взволнован и несчастен, что даже не потрудился сделать свой фирменный жалостливый вид, чтобы избежать ругательств от Лили. Впрочем, увидев расстроенное лицо мужа, она сама едва ли не схватилась за сердце, так что, видимо, сначала они попробуют каким-то образом решить проблему, а уже потом он понесет свое заслуженное наказание. Впрочем, сейчас Джеймс об этом даже толком и не задумывался, важнее всего было понять, что произошло.
- Ты только не волнуйся, - быстро произнес он, подскакивая к Лили и тревожно взмахивая руками. – Понимаешь… Сначала всё было хорошо… - как и любой человек, не любящий признавать свои ошибки, особенно, те, сути которых он пока и не понимал, Джеймс подсознательно решил начать совсем издалека. – Когда ты легла спать, Гарри уснул, потом пару раз просыпался, я пел ему песенку, - Джеймс слегка приосанился, хоть петь он не умел решительно, но если уж малыш Гарри засыпал под его «колыбельные», значит, это несомненный талант? То, что у бедняги, возможно, был просто здоровый крепкий детский сон мужчина как-то не принимал в рассчет. – И он засыпал, и было всё в порядке… уже под утро я принес его спящего в гостиную и пошел на кухню попить воды… - Джеймс слегка приуныл к концу фразы, но делать было нечего – надо было рассказывать, - …а потом пришел в гостиную и Гарри не было. Он где-то здесь, наверняка! Или в спальне…В общем, где-то на первом этаже – точно… Не мог же он уйти? Он ведь даже не может ходить… - Поттер взволнованно вздохнул, снял очки, повертел их в руках и надел обратно. – Я вот думаю, могла ли его унести…м-м-м… невидимая почтовая сова? – Под взглядом Лили Джеймс слегка съжился и быстро произнес: - А понял, ты права, конечно, не могла, невидимых почтовых сов не быв… Лили! – ошарашенно воскликнул Джеймс, хватая свою благоверную за руки. – Я, должно быть, завернул Гарри в мантию-невидимку! – Неожиданная догадка настолько поразила Джима, что он так и замер с открытым ртом, не предпринимая никаких дальнейших действий. Это было настолько нелепо даже для него самого, что разум Поттера отказывался признавать за собой столь глупый поступок.

5

       Со всем скепсисом и суровостью мира Лили взглянула на Джеймса, предположившего о возможности невидимой почтовой совы, уносящей Гарри вдаль от отцовского взора. Должно быть, она была прекрасна в таких взглядах, ведь муж Лили моментально предположил самую что ни на есть логическую причину заместо забракованной. Конечно, если не считать, что это ужасное безумие, если бы оно было правдой.
       — ...Мантия-неведимка? Мерлин, Джеймс, ты хочешь сказать, что Гарри может быть где угодно здесь, маленький и невидимый?.. — быстрый цепкий ум сразу же понял, что то не шутки и возопил к действию, — О нет, не смей ходить! И шевелиться! — Лили вдруг опустилась и аккуратно, словно слепая мышка, вдруг малыш ещё рядом и она может случайно задеть его или даже, о ужас, навредить, прощупала руками пространство вокруг себя. И, убедившись, что всё невидимое неосязаемо она села на ступеньку, давая себе заслуженный перерыв и только через пару вздохов возвращаясь к осмотру взглядом дома. Средней величины раньше сейчас он казался  неприступной и всеобъемлимой крепостью, прошарить каждый дюйм которого практически невозможно.
       Миссис Поттер высунула нос через разъем перил, глядя на мужа и жалобно бормоча:
       — Я никогда не грустила по поводу того, что он очень крепко спит, — нет, правда, Гарри был чемпионом в этом: наверное, его и взрывы от проклятий, и разрешение дома, и тряска... не знаю даже, на мотоцикле, а потом даже, ещё одна безумная идея, ночь на пороге глупо выкрашенного дома не разбудили бы.
       — Ты-такой-труп, — доверительно, но отчего-то очень ласково и с большой любовью пообещала бывшая Эванс Джеймсу. — Мы должны проверить всё здесь. Или я сама, если ты очень хочешь спать и чувствуешь себя невнимательным из-за этого, — В таком деле необходимо была точность, так что почти справившемуся с ночной вахтой Поттеру можно было дать отдых. Перед тем, как убить.

6

Джеймс послушно замер, не шевелясь и даже стараясь почти не дышать. И не издавать никаких звуков. Как будто лишние звуки могли каким-то образом изменить ситуацию в худшую сторону.
Его даже немного уязвило, что Лили, как будто, и не так уж сильно удивилась его невероятно глупой оплошности. Как будто даже ожидала этого! Джеймс даже на секунду почувствовал себя одним из самых никчемных отцов в мире, хотя умом осознавал, что это, конечно же, было не так. Просто он еще слишком неопытный родитель для подобных дел (да и вообще для любых дел с детьми), к тому же, он чувствовал себя довольно разбитым после целой ночи бдения у детской кроватки. А ведь через несколько часов еще и на работу идти!
— Может, просто подождем пока он проснется и запищит? — уныло предположил Джеймс, хотя и сам понимал, что это не лучшая идея века, ведь малыш уснул совсем недавно. Кто знает, сколько еще ему вздумается проспать? А они не могут передвигаться по дому на карачках. И вообще в таком положении Джеймс несомненно тут же уснет. Ему определенно нужно выпить еще кофе.
— Милая, правда, я совсем ненарочно, — сокрушенно отозвался Поттер, настолько уставший, что даже не воспринял слова жены всерьез. Да и как можно на полном серьезе бояться эту бесконечно добродушную женщину? Ему просто было стыдно, что он заставил Лили так поволноваться. Это просто недопустимо.
— Нет, всё нормально, я тоже поищу его, — вздохнул парень, невольно взъерошивая волосы и быстро-быстро потирая ладонями щеки, чтобы немного придти в себе. Через несколько секунд его взгляд действительно стал чуть более осмысленным. — Думаю, есть смысл сначала осмотреть гостиную, я почти уверен, что положил его где-то здесь, — Джеймс осмотрелся.
Раньше гостиная не казалась ему такой уж большой, но сейчас она выглядела просто огромной. Особенно для маленького завернутого в мантию-невидимку ребенка. И еще в ней было слишком уж много поверхностей, куда родитель в здравом уме (хм) мог бы положить младенца вздремнуть.


Вы здесь » Marauders are going bad, 1980&1971 » Личное и дополняющее действие 1980 года и далее » 28.10.80, Дорогая, я спрятал Гарри! (Джеймс, Гарри, Лили Поттеры)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC