Введение * Список героев * Необходимые сюжету * Разыскиваемые * Альманах настоящего волшебника * События Магической Британии 1980

Мародеры. Две временные линии. Вдумчивость, аккуратность, атмосферность, любовь к созданному Джоан Роулинг миру.

Форум находится в отпуске. Перманентном. Но вы всегда можете вернуться, чтобы что-то написать, прочесть и понастальгировать.


Marauders are going bad, 1980&1971

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders are going bad, 1980&1971 » Анкетное » Джеймс Поттер


Джеймс Поттер

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Имя героя, дата рождения и возраст:
Джеймс Карлус Поттер, 27 марта 1960 года, 20 лет.

Род деятельности, приверженность и взгляды на сложившуюся политическую ситуацию:
Стажер в аврорате (почти выучил, кто из авроров предпочитает какой кофе в какое время суток), в свободное время полон гениальных идей для открытия собственного бизнеса (как насчет - открыть бар под названием "Головоломка"?).
После школы стал почетным членом Ордена Феникса под кодовым названием ОФ. Взгляды просты: те, кто убивают - плохие, все остальные - хорошие. Но вот вопрос, что делать с "плохими"? В тоже время Джим пытается пробиться в Министерстве (хотя, можно ли причислить Штаб-квартиру авроров к нему в полной мере?), поэтому отношение к последнему более чем лояльно. После изменения политики Министерства в отношении непростительных заклятий при задержании лояльность Джеймса была под большим ударом, однако он не был готов из-за этого отказаться от своей детской мечты. Особого счастья от перевода хит-визардов в отряд авроров он так же не испытывает, наслушавшись от старшего поколения бормотаний о том, что это подрывает устои элитного отряда и всего в этом духе.

Статус крови, отношение к вопросам её чистоты:
Чистокровен. Жена Джеймса - магглорождённая, поэтому вопрос об отношении к этой социальной группе можно считать закрытым. Из магглов знает только Петунию и родителей Лили. И если сестра жены Джиму не шибко-то нравится, то к её родителям он отлично относится, считая их замечательными людьми, но в глубине души жалея, что они лишены магии.

Живые близкие родственники:
Карлус и Дореа - родители Джеймса, были уже в довольно преклонном возрасте, когда у них родился сын, поэтому к 1980 году оба уже скончались. Из родственников осталась только жена Лили, двоюродный дядюшка Сириус Блэк и прочие представители чистокровных семей, которые официально считаются Джиму родней, но на деле таковой не являются.
Интересные и самые примечательные факты о волшебнике:

"Привет. Я - Джеймс Поттер и я крут. О моей крутости ходят легенды и я удивляюсь почему у меня до сих пор не просят автографы в коридорах. Ну ладно, с автографами я, пожалуй, слегка переборщил. Наверное, я был бы крут, даже если бы у меня вырос еще один нос или, скажем, пятнадцать ушей (хотя, вполне вероятно, что я тогда стал бы еще круче, хотя - куда уж больше?). Я крут, когда выигрываю нашему факультету Кубок Квиддича и, соответственно, первенство Домов, и, когда продуваю последнее в результате очередной тупой проделки. Я крут, когда взъерошиваю волосы при виде Эванс, и, когда прячу портфель Нюнчика в женском туалете.
А еще я настоящий болван и хам. Когда еще быть болваном и хамом как не в пятнадцать лет? И пусть Эванс и делает вид, что ей это совсем не нравится - я-то знаю, что она тоже иногда смеется над нашими выкрутасами. Например, когда мы раздули голову Бертраму Обри - это же было смешно. Или нет?..
Я, помню, удивлялся порой, когда мой рассудок слегка трезвел, после очередного выговора - почему нас так и не выперли из школы? Ах да... может быть потому, что я - капитан команды Гриффиндора по квиддичу и без меня они бы продули все матчи до единого? Чётко. И хоть старина Дамби утверждал раз за разом, что его терпению придет конец и он не посмотрит на наши прежние заслуги, но мы-то знаем, что на самом деле наш директор тот еще фрукт.
Ну ладно, ладно, я и правда иногда перегибаю палку. С Нюнчиком, например. Но что я могу поделать, если при виде его немытой башки во мне сразу как будто взрывается несколько навозных бомб? Фу, какой мерзкий запах. И дело даже не в том, что Эванс смотрит на него как-то иначе чем на меня (хотя и не без этого, конечно). А в том, что он просто меня бесит. Всё.
Я бы хотел сказать еще что-то про Южные Штаты, свободу слова и мотоциклы, но так и быть промолчу."


Джеймс, немного глупо ухмыляясь, откладывает в сторону замызганную тетрадку черти-какой давности, но зачем-то снова берет её в руки, чтобы перелестнуть еще несколько страниц. Пятый курс кажется теперь таким далеким, суждения - нелепыми и ребяческими. Это что, старость? Если это она - то лучше сдохнуть. Джеймс нахмурился и размышлял об этом всем не меньше цельных пяти минут.
Что действительно изменилось? Он сам остался прежним - со своим специфичным юмором, тягой к приключениям и проделкам, стремлением к опасности и шумным компаниям. Может, он просто немного повзрослел - стал серьезней, научился нести ответственность за тех, кто рядом? Да что там ответственность - за Лили он переживает как сумашедший, если оставляет ее одну дольше, чем на десять минут. Наверное, в такие моменты Джим действительно больше всего смахивает на курицу-наседку. Удивительно, как Блэк удерживается от ежеминутных подколок на эту тему. Возможно, он тоже повзрослел... хотя это звучит довольно нелепо.
Он, Джим стал менее эмоциональным, более собранным и уравновешенным - со своими, конечно, поправками. Все чаще стал задумываться о последствиях своих поступков и стал гораздо меньшим эгоистом, каким был в школе.
Однако, при нем все так же осталось его обаяние, умение вести переговоры с противоположным полом и неисчерпаемый оптимизм, который помогает даже в самые печальные времена.
А еще благородство - отличительная черта того факультета, на котором он учился, и который дал ему то, что можно в принципе назвать воспитанием. Даже в школе, не смотря на все их проделки, Мародеры мнили себя благородными - искореняли Нюнчика зло, сеяли добро и убегали. Как большинство мальчишек воображали себя рыцарями порой, как без этого? В результате, это благородство, иногда мальчишеское, перешло и во взрослую жизнь, только приняло иные формы. Отчасти переросло в порядочность, отчасти отсеялось в резкость суждений о поступках других. Осталось абсолютно неизменным только желание осознания собственной значимости, только раньше хотелось драться просто так, правду отстаивая, а теперь другое - теперь нужно защищать семью и друзей. Правда может и подождать.

...

"Честно вам скажу - я не помню день, в который я родился. Может там произошло извержение вулкана или падение астероида куда-нибудь, может светило солнце или пели птицы (как там еще пишут эти маленькие девочки?). Но я уверен, что это был легендарный день. Без шуток.
Не уверен, что за первую мою такую уж прям проделку я на полном серьезе огреб. Кстати, которая была первой - когда я на Семейном Обеде выпустил в тарелку навозных жуков или когда накапал супер-клея в косметику тётушки Смитсон? В любом случае, тогда я был еще совершенно зеленым и невинным. Во всяком случае, гораздо более невинным, чем теперь.
Наверное, совершенно слетел я с катушек после встречи с этим самым ненормальным Блэком. Я сразу понял, что с этим парнем что-то не так, прямо там, еще на вокзале Кинг-Кросс (или уже позже, в поезде?) ему и вмазал. А он мне. Вот так и началась наша безумная история.
Когда-нибудь я сяду на свою тощую старческую задницу и вспомню, что у меня были крутые друзья. Сириус, с которым мы скурили, наверное, половину запретной оранжереи. Ремус, который вообще-то был не только оборотнем, но и тем еще хамом, хоть и тихоней. Вспомню об Эванс, которая, хоть порой и выглядела натуральной Макгонагалл, всё равно была самой прикольной. Тогда я, весьма вероятно, вспомню как мы засунули башкой в унитаз Джеральда Смита, потому что у него противный галстук. Как заперли в каморке для мётел Ричарла Стимеджа, потому что он постоянно повторяет слово "подчеркиваю" (ох, как меня это бесило! но гораздо меньше чем Нюниус). И, конечно, я вспомню тот день, когда я впервые обнаружил, что моя анимагическая форма - олень (мои друзья резко стали такими остроумными). Я вспомню все это и много чего еще. Я вспомню, как все визжали, как все любили Джеймса Поттера."


Я закрываю тетрадь и кладу ее на стол. На обложке, как всегда, нарисован снитч, а на внутренней стороне, я это точно знаю, профиль Лили Эванс. Тогда еще - Эванс.
Воспоминания школьных лет беспокойными мухами врываются в мое сознание, а у меня, как назло, нет подходящей газеты, чтобы их разогнать, или я просто не хочу. Каждая мелочь сейчас кажется значительной, любая деталь обретает значение настоящего откровения и я чувствую, что сейчас разрыдаюсь как малолетний идиот. Будь рядом Сириус - он обязательно бы хмыкнул и насмешливо приподнял левую бровь. У него это хорошо получается.
Я помню шаткую лодку, на которой я, в компании других первокурсников, пересекал Черное Озеро. Я выцарапал на бортике свои инициалы: "J.C.P.". Интересно, они и сейчас там?
А потом - Распределение, где я вообще ни секунды не сомневался, что попаду в Гриффиндор. Ну, может, полсекунды сомневался - когда профессор Макгонагалл надевала на меня Шляпу и она свалилась сразу почти до самого носа. И вот там, в темноте, я слышал истошный крик: "Гриффиндор!" Я спешил к столу слева, который взорвался апплодисментами, и подсел к уже знакомому мне Блэку. Мне было уютно и хорошо как никогда. Почти как дома. Дома.
Первая шалость, первая ночная вылазка, первая девушка. Столько всего нового и неизведанного, что просто захватывает дух! Первый квиддичный матч, первая победа - и никаких поражений! Легендарное везение безумцев и идиотов. Многочисленные переломы, ранения, ссоры с друзьями, злые нападки на Нюниуса (хотя я ни о чем не жалею) - все это не могло омрачить той безоблачной школьной юности.
Везение не покинуло меня и после школы, хотя изменилось все - ох, как круто! Закончилось время, когда мы были самыми крутыми, теперь нужно доказывать заново свою крутость, как будто - начинать все с чистого листа. Теперь никто не носится с нами как с тухлым яйцом в кармане, теперь нарушить правило (уже не школьное!) - это не отчисление, а кое-что более опасное. Теперь нужно на полном серьезе заботиться о тех, кто рядом, потому что это уже не война между Филчем и юными искателями приключений, а нечто более серьезное.
После школы Дамблдор предложил мне и моим друзьям вступить в Орден Феникса - организацию по борьбе с Темным Лордом и Пожирателями, куда мы, собственно, и вступили. Так же я исполнил свою мечту - поступил в аврорат на стажера, всегда хотел всерьез заниматься боевыми заклинаниями.
» Прототип: Эндрю Гарфилд в очках.

Личное имущество, артефакты, домашние любимцы:
» волшебная палочка: 11 дюймов, красное дерево и жила дракона, очень гибкая. По словам Оливандера - хороша для работы с трансфигурацией.
Так же из наиболее важных для Джима вещей имеются спортивная скоростная метла, очки и снитч, который он украл на своем первом матче (до сих пор не может с ним расстаться, в красках планируя, как однажды передаст его сыну).

Предпочтительные сюжеты, возможные планы на игру, связь с вами:
Вообще это всё так быстро произошло, что я не успел подумать. Возможно, мы с Блэком все-таки откроем свой маленький бизнес, возможно, я стану выдающимся аврором, возможно, мне удастся выжить, возможно, у меня будет сын похожий на меня. А проделки, анимагия, переполохи в Хогвартсе и прочее безобразие включены в счет.

Вступительное испытание:

Я принес пост, но, если не сгодится, могу пройти интервью

Говорят, встретить Джеймса Поттера в библиотеке - хорошая примета. Особенно, если он занимается там не охмурением очередной дочери факультета Рэйвенкло, а самой прямой обязанностью каждого посетителя библиотеки - чтением. Чем же эта примета хороша? Никому это неизвестно, даже самым мудрым жителям Хогвартса, а они знают такие вещи, от которых волосы у вас в подмышках встали бы дыбом, между прочим. Зато известно, что хорошей считается та примета, которая встречается реже всего - так уж все устроено в нашем мире. И именно поэтому Джеймс Поттер, читающий в библиотеке, в иерархии хороших примет приравнивается примерно к двухголовой фиолетовой змее, читающей в этой же библиотеке.
Теперь следует проникнуть в тайну того, как вышеозначенный Джеймс Поттер здесь очутился. Его не заманили сюда обманом или тыквенным пирогом, не привели силой или убеждением. Сейчас не пора экзаменов - куда там, только начало года, когда все юные поджигатели сейчас заняты совершенно другими важными делами, как то: дерганье за щупальца гигантского кальмара в Озере, подкладывание девочкам в сумки модифицированных навозных бомб, браконьерство в дальних теплицах - да мало ли дел у всякого уважающего себя семикурсника в этом огромном, полном тайн и загадок замке? В общем, судя из всего вышесказанного, делать в библиотеке самому энергичному (не считая некоторых первокурсников - ах, молодость, молодость) гриффиндорцу совершенно нечего. Не должно его тут быть и все тут. И тем не менее - он здесь. Сидит, подперев, как обычно, взъерошенную голову кулаком, очки чуть-чуть съехали на бок, но чтению это не мешает. Юноша непривычно тих и сосредоточен - никого не подкалывает, не смеется, не рисуется и даже не ест и не спит. Видимо, книга захватила его целиком и полностью.
В жизни Джеймса Поттера существует не слишком много книг, которые действительно его увлекают до такого состояния, когда он не замечает того, что происходит вокруг или даже у него под носом: английские сказки для юных волшебников, которые мама читала ему в детстве; первый учебник магии, который попался ему в руки (так получилось, что это был учебник по высшей зоти, который он отхватил в магазине, пока родители набирали ему учебники, нужные для первого курса. Учебник этот он так и не прочитал, но разглядывать его мог часами и сам не может объяснить - почему), а так же - что самое поразительное, "Граф Монте-Кристо", вышедший из-под пера самого что ни на есть маггловского автора - вот, пожалуй, и весь небольшой список. Больше ни одна книга не могла завладеть его вниманием на столько же прочно. И дело даже не в том, что он не любит читать - любит ведь, но в том, что с людьми ему гораздо интереснее. Ну не может Джеймс Поттер просто сидеть на месте и общаться с безмолвными персонажами чужих историй - он должен вершить свои! И они будут гораздо увлекательней и интересней, чем всё, что когда-либо было написано - чего мелочиться-то?
Книга, которую Джеймс сейчас читал не была книгой сказок и уж точно ничем не напоминала бессмертное творение Дюма. Так что это была за книга? Ответ очевиден. Наконец-то Джим созрел для чтения книги из своего детства, решив, что от добра добра не ищут. Все произошло довольно спонтанно (как практически всегда с ним происходит) - решив во что бы ты ни стало отыскать свои любимые красные пижамные штаны в мелкий снитч, Джеймс зарылся в чемодан, который никогда не разбирал - да и зачем? В конце года снова собирать - сплошная морока. Уж лучше пусть все будет как есть, а оставшееся при этом свободное время можно потратить на очередную проделку. Итак, не трудно догадаться, что вместо штанов он выудил на свет мерлинов давно позабытую книжку. Детские воспоминания ли или практический интерес сподвигнули его на этот шаг - неведомо, но, презрев изумленные взгляды всех, кто встречался ему на пути, Джеймс гордо проследовал в библиотеку и уединился там (даже такие как Эванс в это время здесь не околачивались).
Раздел, настолько поглотивший сознание Поттера был разделом, посвященным вызову Патронуса. Всем нам давно известный раздел о вызове призрачного существа, который защитит своего хозяина в трудную минуту. Эта тема внезапно взволновала ум юного искателя приключений. Ведь наверняка такая полезная способность, как вызов Патронуса пригодится в аврорате - о приобретении иной профессии Джеймс и не помышлял. Серьезно, ему даже в голову не приходило, что существуют другие профессии, кроме как борьба со вселенским злом. Хотя, возможно, есть еще такие люди, которые продают мороженое... Как же без них? Но это уже совсем другой вопрос.
Джеймс отложил книгу в сторону и машинально запустил ладонь в волосы, на лице его застыло напряженное выражение, свидетельствующее о глубоких раздумьях. Такое выражение появлялось на этом лице не так уж часто. Иногда - за завтраком, когда он размышлял о том, следует ли съесть яичницу или пуддинг. Иногда - на зельеварении, когда нужно решить, что закинуть в котел ближайшего слизеринца - обычную петарду или навозную бомбу. В общем - в достаточно важные минуты жизни. Сейчас же мистер Поттер размышлял на тему, что будет, если он и правда научится вызывать телесного Патронуса? Наверное, он станет героем школы, ведь здесь написано, что Патронуса могут вызывать только очень сильные маги. Хотя он итак герой школы - что уж тут говорить. В общем, в успехе своей операции Джеймс, разумеется, ни секунды не сомневался. Наверное, Эванс не слишком грешит, называя его самоуверенным болваном.
Итак - решено, пора научиться вызывать Патронуса. Джеймс вскочил, едва не опрокинув стол и огляделся по сторонам. Никто не спешил рукоплескать его решению. Наверное, потому что рядом никого не было. Ну что ж - значит, рукоплескание будет отложено на потом. Вопроса о том, где тренироваться, даже не стоит - понятное дело, что в Выручай-комнате. Это славное помещение они с парнями нашли чуть ли не на втором курсе и с тех пор регулярно туда наведываются для обстряпывания разного рода делишек. Сегодня попробую потренироваться сам и если хотя немного получится - кину идею парням. Решил он, выходя из библиотеки с книгой подмышкой. Ему показалось, или он слышал вздох облегчения с той стороны, где сидела мадам Пинс? Чего это она? Невольно задумался Джим, по рассеянности забыв, какой погром он учиняет везде, где оказывается.
Выручай-комната послушно появилась в надлежащем ей месте. Этот ритуал стал настолько привычным, что Джеймс уже давно перестал дергать левым глазом каждый раз, когда в стене появлялась несуществующая до этого времени дверь. Юноша дернул ручку и стремительно ворвался в помещение.
- Эванс?! - изумленный возглас сорвался с его губ еще до того, как он успел осознать что-либо. Уж кого-кого, а эту девушку он точно не ожидал здесь встретить. Что за ерунда? Это их место, мародерское. А здесь сидит Эванс. Уму непостижимо. Но Джеймс Поттер не был бы Джеймсом Поттером, если бы не взял себя в руки в течении двух секунд.
- Эй, Эванс! чего коротаешь вечерки здесь? Лучше бы со мной в Хогсмид сходила, а не в Выручай-комнате с книжкой болталась, - в своей обычной дружелюбно-насмешливой манере высказался он, а правая рука, не дожидаясь сигнала от мозга, уже взметнулась к волосам для совершения ритуала взъерошивания.

Отредактировано James Potter (5 января, 2016г. 23:20)

2

Жизнь Джеймса Поттера в словах и буквах



Вы здесь » Marauders are going bad, 1980&1971 » Анкетное » Джеймс Поттер


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC