Marauders are going bad, 1980&1971

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders are going bad, 1980&1971 » Архивное » --.--.--, Любите ли вы блинчики так, как люблю их я? (Л. бывш. Э. Б.)


--.--.--, Любите ли вы блинчики так, как люблю их я? (Л. бывш. Э. Б.)

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Дата, время и место: 15 апреля, 1980 г. Годрикова Впадина, дом Поттеров.
Действующие лица: Ремус Люпин, Лили Эванс (уже Поттер!) и Сириус Блэк.
Краткое описание: Собственно, смеркалось. Джеймс где-то, видимо, пропадает, Лили готовит (или пытается), а Сириус и Ремус просто зашли в гости.

Отредактировано Sirius Black (26 октября, 2015г. 23:53)

2

       Судя по доносящимся из дома Поттеров звукам и не имея в своём арсенале достаточного для подобных случаев опыта, решили бы вы сейчас, что там развернулась великая битва. И вы наверняка тут же пустились бы на выручку. Времена сейчас не самые сладкие, но они стали бы совсем отчаянными, не будь среди нас тех, кто отважно и храбро был бы готов прикрыть своей мантией друга в час нужды.
       — Размешивайся, я тебя заклинаю! — Лили с дьявольской ожесточенностью вновь принялась орудовать палочкой. Ну где это видано, что мука не хочет сливаться в единое целое, как обещала волшебная поваренная книга, вместе с яйцами и... с ещё чем-то, что было с филигранной точностью следующего инструкциям зельевара добавлено, но уже позабыто для воспроизведения в качестве перечисления того, что должно было перемешаться? От яростных движений Лили страницы магической литературы взвились и перелистнулись, являя собой иллюстрацию блестяще подкованных в кулинарной науке пожилых леди, учивших в другой главе молодых хозяек украшать торт. Явная тревога на их лицах гласила: беда! Поэтому когда стук в дверь отвлек неутомимую беременную хозяйку, вся кухня восславила спасителей и принялась наслаждаться внезапными и уже не обещавшимися наступить миром и покоем.
       — Да?! — требовательно и немного разъяренно открыла дверь Лили Поттер и, мыслями всё ещё там, на поле боя в будущими блинчиками, а не тут, с вызовом взглянула на посмевших дать тем мерзавцам время на отдых и подкрепление позиций. И тут же смягчилась в лице, узнав пришедших и принявшись их обнимать (Ремуса самую малость дольше и беззаконней стискивая, ибо радость была большой, а Сириус вряд ли сдержал с такой снисходительностью подобное издевательство):
       — Ах, это вы, безобразники! Как же я рада! — встав между ними аккурат посередине, оглядывала Лили сияющим взглядом своих друзей. — Но я ни в жизнь не поверю, что ваша вылазка неумышленная. Колитесь, пришли узнать, не схожу ли я от беспокойства с ума? Сами беспокоитесь? Мы можем посидеть и поговорить, как отсутствие Джеймса разрушительно влияет на мир в наших душах. Надеюсь, вы не сильно торопитесь, это займёт много времени. И немного слёз, да, Бродяга?

3

Сириус не видел Лили вот уже пару недель - его носило то по делам Ордена, то с этой учёбой в аврорате.
А ещё оставался нерешённым вопрос с братом и его смертью. И это было для Блэка важнее всего.
Вот уже который месяц частенько доходило до того, что, когда он добирался до дома, энергии хватало только доползти до кровати и завалиться спать. Без ужина. Без душа. Не раздеваясь. И в этом тоже были свои плюсы.
Такие дела.
С совсем недавним уходом из аврората Сириус вдруг осознал, что последний раз видел Лили на каком-то полумифическом собрании Ордена Феникса. И что смылся оттуда так быстро, что, кажется, они не успели и парой слов переброситься. И это как-то показалось ему неправильным.
А ещё ближе к вечеру заскочил Рем.
У Сириуса вот с позавчера валялись останки ужина, и именно их они с Ремусом и дожевали. Потом долго разговаривали о чём-то серьёзном и... В конце-концов оба решили послать всё к тем самым магловским чертям и съездить к Эванс в гости. Да-да, именно к Эванс, потому что Джеймс опять мотался по орденовским делам и Сириус очень кстати вспомнил, что друзья просили не забывать об их скромных персонах. И что Лили может волноваться, а она вся такая беременная и волноваться ей вообще-то нельзя.
Поэтому недолго думая, они с Лунатиком влезли на блэковский мотоцикл и рванули из Харлоу в Годрикову Впадину. По дороге даже умудрились заскочить в магловский магазин (потому что по пути и у Сириуса оставались магловские деньги) и купить фруктов.
***
Судя по доносящимся из дома Поттеров звукам, внутри шла самая настоящая борьба. Судя по свету на кухне, борьба была нешуточная. И говоря откровенно, если там происходило именно то, что Сириус предполагал, когда с довольной улыбкой стучал в дверь, он не ставил бы на победу Эванс-когда-ты-уже-выучишь-мою-новую-фамилию-Блэк. Потому что Лили, не смотря на потрясающие успехи в зельях (хэй, Сириус признавал её гениальность! Иногда даже вслух), казалось, была довольно обычна в готовке. Хотя её пирожки были куда лучше хагридовских, которыми тот как-то угощал их ещё в школе.
Дверь распахнулась и перед их с Ремом глазами предстала чуть более располневшая, чем когда они виделись последний раз Лили Эванс (она же Лили Поттер, да). С боевым выражением лица, мукой на носу и волшебной палочкой в руках. Сириус, глядя на стремительно меняющееся выражение лица подруги, всё-таки не сдержался и рассмеялся, обнимая её в ответ.
- Эванс, - серьёзно произнёс он (только в глазах прыгали весёлые черти - Сириус действительно рад был её видеть), глядя на неё сверху вниз, когда она закончился с объятиями и вся такая довольная стояла теперь между ними, - Я прямо сейчас готов рыдать над чем скажешь и мы абсолютно никуда не спешим. - он глянул на Рема слегка вопросительно, мол "Ты ведь не торопишься тоже?" и продолжил: - Но сначала, - они вошли в дом и Сириус положил фрукты на столик, - покажи нам поле боя! А то снаружи ощущение, что у вас на кухне завелись гномы или пикси.

4

Если бы за каждое мгновение так и норовящего запрыгнуть за шиворот, да так в нем и остаться, желания покушать с Ремуса требовали хотя бы пенни, он разорился бы уже на второй минуте. Но, поскольку у бедного, страдающего лунатизмом иждивенца не было ни еды, ни денег, капиталистическими глупостями Люпин себе голову предпочитал не заморачивать.
Так уж повелось, что за тысячелетия социальной эволюции люди приучились кушать не только пищу, но и такие не обремененные знакомством с человеческим желудком вещи, как внимание окружающих, их признание, надежды, мысли — в общем, все, что можно с натягом приплести к духовной сфере и остаться безумно довольным своими безмерными интеллектуальными усилиями.
Развлечение для слабаков! Но даже такие попытки самооправдания не могли избавить от чувства голода, каким страдали и самые нелепые, неказистые, и самые тонкие натуры. В доспехах своей благожелательности они скрывали весьма банальные желания и были подвержены им ничуть не меньше сторонних обывательских лиц. Еще в детстве привыкший к некоторой отчужденности, за школьные годы Ремус одну привычку заменил другой: вся хогвартская эпопея прошла под знаком их пламенной дружбы, заслужившей подобный эпитет не ради пафоса, но ради памяти о сожженных занавесках в гостиной их факультета, сгоревшей метле слизеринского ловца, ставшей жертвой мародерских экспериментов ("А сегодня, профессор Блэк, мы займемся изучением свойств волшебной древесины. Леди и джентльмены, в этот жаркий день вы можете наблюдать, как прекрасно горит это девятое чудо света!"), и светящегося огонька на кончике волшебной палочки, ставшего им таким же другом и собратом по приключениям, не пропустившего ни единой их авантюры.
О многих глупостях, совершенных по дурости и юности лет, принято жалеть, но стоит им остаться в прошлом, как мы неизменно замечаем за собой ностальгическую тоску и желание повторить каждую из них. Бесполезно отнекиваться и строить из себя созревшего для скучной жизни мудреца: многие из них все отдали бы за возможность вернуться и снова стать такими же глупыми, необузданными, несерьезными.

***
Причастность к старым временам была одним из способов вновь почувствовать их дыхание и утолить свой голод впечатлений. Поэтому к каждой встрече со старыми друзьями Ремус готовился с плохо скрываемым нетерпением, рушившим все заслоны его природной сдержанности. Нередко он заглядывал в их общий дом, уютно пригнездившийся в Харлоу, но никого там не заставал и со вздохом возвращался к себе. Долго блуждал по тихим улочкам пригорода, избегая шумных скверов, и любовался идиллической картиной наступающей темноты. К вечеру кто-нибудь всегда наведывался в их тайное местечко, и перспектива поболтать с Джеймсом, Сириусом или Питером заставляла его подолгу бродить в округе, беспорядочно растрачивая свое свободное время.
Но эти моменты дорогого стоили, и было бы ошибкой предполагать, что Ремуса вздумают посетить проблески хотя бы малейшего сожаления. Ожидание, чем больше оно длилось, тем больше приносило потом радости. А кто окажется настолько снобливым и мелочным, чтобы отказаться от новой порции приключений?!

— Кажется, даже из блинов Эванс может приготовить приключения, — засмеялся Люпин в ответ собственным мыслям, когда двое друзей наткнулись на Лили, прячущуюся в запахе чего-то подгорелого или взорвавшегося (или только готовящегося взорваться). Порция теплых объятий была гораздо вкуснее любой еды — и в разы, в разы безопаснее!

— Как Джеймс, как ты, как этот растущий комочек? — даже не пытаясь сдержать широкую улыбку, завалил ее вопросами Ремус. От вида такого по-домашнему милого и давным-давно знакомого лица на душе становилось светлее и чуточку спокойнее.

5

       Лили сияющей улыбкой встретила серьёзный тон Сириуса. Этот безобразник может хоть сколько угодно пытаться преподнести их визит как дань вежливости, такту и потаканию будущей мамы Поттера-младшего, но Лили-то всё равно знает и уже рассекретила совершенно не скрывающегося Блэка, что он рад её видеть и жутко соскучился.
       — Уже сейчас? Ты быстр! — засмеялась она на предложение начать рыдать и погрозила пальцем, мол, терпение, ронять слезы мы будем по расписанию, а то поделаем всё на пороге дома, а потом будем сидеть и неловко поглядывать в разные стороны, считая мучные комочки на полу и плите.
       Заодно с Бродягой Лили невольно взглянула на Ремуса, вместе ожидая подтверждение того, что и он не торопится тоже и эти двое готовы сидеть тут до самого посинения и того, что вернувшийся Джеймс, желающий провести время с женой, будет долго хмыкать и коситься на дверь, а потом плюнет на тщетные попытки и всем расстелит на диване да в гостевой комнате, в душе счастливый, что почти вся банда снова в сборе. Проверка эта была чисто формальной, ведь если Ремус захочет сбежать, сославшись на время, дела или ещё что-нибудь, а на самом деле ища предлоги, чтобы не обмеренять своих добрых друзей, его всегда можно уговорить или даже шантажировать. Джеймс учил Лили пользоваться своим положением, когда она, напротив, пыталась убедить всех и вся, что она самая самостоятельная сейчас и как никогда не нуждается в опекании да потакании хоть в чем-то и потому мудрым советам внимала с неловкостью.
       — Вот и здорово! — заключила бывшая формально, но никогда в душе Эванс. — Все в дом! В кухню… ты уверен? — Широкой Поттер было не так удобно путешествовать быстро, так что она шла немного позади и потому могла позволить себе обреченно вздохнуть:
       — Ладно, идёмте туда. Знаешь, ты сам напросился. И тебе лучше взять это, — Лили лукавым взглядом обратилась к съестному, что принес Блэк и уже водрузил в качестве примерного гостя на столик прихожей, — с собой. Я не уверена, что что-то живо на этом… поле брани, а вы выглядите так, словно вам полагается целая армия заботливых бабушек. Так что пока мы будем искать другую еду, в расход пойдет эта. Спасибо.
       Они наконец добрались до кухни, и Лили, оглядывая свежим взглядом то, что оставила здесь, уперла руки в спину и подвела итог увиденному:
       — Ага. Это была кухня. Пока этого не видно, но предполагалось, что я сотворю блины, — в таких случаях хозяйка дома сразу начинает хлопотать вокруг гостей, усаживая их да подбирая еду, но миссис Поттер была необычной хозяйкой и она тут же, каждый сам за себя, приземлилась на мягкий стул за столом, вытянула ноги, радостной улыбкой добравшегося до цели назначения путника подтверждая, что теперь её сложно будет согнать, и наконец обратилась к Ремусу, отвечая на его как всегда заботливые и добрые вопросы.
       — Всё хорошо, Ремус, мы хорошо. Так давно не видели вас и очень скучали.


Вы здесь » Marauders are going bad, 1980&1971 » Архивное » --.--.--, Любите ли вы блинчики так, как люблю их я? (Л. бывш. Э. Б.)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC