Имя героя, дата рождения и возраст:
Мэри Грир МакДональд.
Родилась 30 января 1960 года, 20 лет.

Род деятельности, приверженность и взгляды на сложившуюся политическую ситуацию:
Архивариус Отдела обеспечения магического правопорядка в Министерстве Магии.
Придерживается взглядов Ордена Феникса, сотрудничает, помогает, чем может, но в самую гущу событий не лезет. Каждый должен быть на своем месте и не всем быть героями, и Мэри знает и чувствует, что собирая по крупицам информацию, она может быть более полезна, чем в открытом бою.

Статус крови, отношение к вопросам её чистоты:
Чистокровна, но, как и все ныне живущие МакДональды, никогда этим не кичилась. Куда больше Мэри ценит умения, способности и личные качества, чем пресловутый статус крови. Понимаете, в том, что кровь «чиста» нет никакой заслуги, просто повезло родиться в такой семье, а вот мастерски играть в квиддич, посвятить свою жизнь тайнам артефактов или сражаться с темной магией — это да, достойно уважения.

Живые близкие родственники:
Родители — Эрвин и Анна МакДональд — чистокровные волшебники, владельцы небольшой гиппогрифовой фермы. А так же бабушки-дедушки, тетушки-дядюшки, кузены, племянники и седьмая вода на киселе. К войне относятся по-разному: кто-то считает, что Пожирателям давно уже стоит хорошенько наподдать, но дальше слов и волонтерства в Мунго дело пока не идет, а Мэри мудро молчит об Ордене, кто-то войну не любит и разговоров или новостей о ней избегает. Но все без исключения беспокоятся друг о друге в это смутное время.

Интересные и самые примечательные факты о волшебнике:
» У Мэри большая семья. Очень. А все потому что МакДональды — один из самых крупных кланов Шотландии. Так что, если Мэри однажды скажет, мол, два кузена — это ерунда, у меня их двадцать восемь, будьте уверены, она не так уж преувеличивает. Сама она — единственный ребенок своих родителей, но благодаря широкой родне познала радости бытия как младшей сестрой, так и старшей. Второе, впрочем, ей понравилось куда больше. Оттуда же, из постоянного общения с младшими родственниками, вынесла зачатки безграничного терпения и твердости. Давить на умиление или жалость, если вам что-то от Мэри нужно, бесполезно, только обоснованные доводы, только хардкор.
» Выросла в настоящем замке в горах, где солнце показывается крайне редко, а дожди идут неприлично часто, где не боятся промозглых осенних холодов, где собираются семьей по вечерам у жарко натопленного камина и по старинке живут натуральным хозяйством, а потому знают цену труду — не только волшебному, солнечным дням и времени: нельзя в таких условиях откладывать сбор урожая на потом. А охоту на штырехвостов вообще никогда откладывать нельзя.
» Мэри МакДональд с ее пытливым и рациональным умом самое бы место в Рейвенкло. Или в Хаффлпаффе, учитывая ее уважение к чужому труду, усердие и терпеливость. Но почтенная Шляпа рассудила, что третья дорожка, львиная, ало-золотая, будет ей куда полезнее, чем первые две. Почему так, Мэри спросить, увы, не успела, а годрикова Шляпа, конечно же, причины этого решения оставила при себе.
» Пусть по-гриффиндорски горячей, безрассудной смелости в Мэри не было и нет, но она далеко не трусиха. Еще в школе ей доставало и силы духа, и самообладания, и достоинства встречать лицом к лицу тех, кто причислил ее к предателям крови и решил, будто им стоит поучить гордую девочку МакДональд выбирать друзей. Мэри не жаловалась и не пряталась по углам — она сражалась, защищалась, и, коль скоро противник всегда брал количеством и не оставлял никаких шансов ей уйти невредимой, старалась забрать как можно больше обидчиков с собой в Больничное крыло. МакДональд, если честно, была просто в ярости после первой стычки и твердо решила, что не уступит, ведь уступить, значит, признать правоту слизеринской шпаны. А они, черт возьми, были не правы.
» Мэри всегда была и остается преданным фанатом Астрономии и Истории магии, а вот уроки Полетов для нее были сущим проклятием. То ли метлы попадались с характером, то ли Мэри настолько безнадежна, но девочке случалось заканчивать занятия аж на больничной койке под присмотром мадам Помфри. Летать не просто не любит — побаивается до сих пор, предпочитая аппарацию и Летучий порох. В остальном же училась достаточно хорошо — где брала умом и знаниями, где готовностью корпеть над учебниками и свитками сколько потребуется, где настойчивостью и упорным трудом. На пятом курсе приняла на себя нелегкое бремя старосты Гриффиндора, и подошла к новым обязанностям с присущей ей ответственностью, но без занудства.
» Стажировка в Отделе тайн — вот на что рассчитывала Мэри по окончании Хогвартса, но не сложилось по дурацкой случайности: она выбила у мадам Помфри возможность сдавать экзамен вместе со всеми, хотя не до конца оправилась после недавней «беседы» со слизеринцами, и переоценила свои силы. Упала в обморок и следом за собой завалила один из необходимых ЖАБА.
» В семье Мэри никогда не делили литературу на маггловскую и волшебную, а потому она сочетает в себе любовь к книгам, созданным магами, шотландскому всему по имени Вальтер Скотт и научной фантастике. Время от времени, в силу недостаточного знакомства с миром простецов, идеи из последней принимает за чистую монету, так что вопросам о том, как прошел последний полет на Марс или где она может достать робота, который будет готовить ей еду, удивляться не стоит.
» Мэри слушает Баха и его современников, волшебное радио, не чурается маггловских рок-групп, да еще и сама играет на виолончели (со второго курса регулярно светилась в школьном оркестре) и любит петь, правда с последним беда — слух есть, а владение голосом подкачало. Но Мэри все равно поет, а потом извиняется: да, не умею, но ведь люблю!
» Многие умения Мэри уравновешиваются тем, что ее кулинарные способности болтаются где-то на уровне «Какая гадость эта ваша заливная рыба». И хорошо, если кухня при этом и все части тела останутся целы. После этого несложно догадаться, что на Зельях МакДональд не блистала. Или блистала, но совсем не так, как хотелось бы. Она достаточно умна, чтобы не превратиться в Тролля, но всех ее стараний, даже при поддержке Лили, хватало в лучшем случае на Выше Ожидаемого.
» Мэри — не боец; она будет сражаться до последнего, если придется, и не отдаст своей жизни или кого-либо из близких так просто, но сама битв не ищет и не стремится ратовать за мир в Британии огнем и мечом. У каждого свое оружие, и Мэри собирает информацию для Альбуса Дамблдора, действует тайно и осторожно, просто делает свое дело изо дня в день, не стремясь войти в состав Ордена и выбиться в число самых активных и заметных, значимых его членов. Кто-то, может быть, попрекнул бы Мэри: как же так? Знать об Ордене, поддерживать его и не встать с ними плечом к плечу, не поднять свою палочку? И был бы не прав. Просто девушка знает, что живая и невредимая сделает для Ордена больше, чем героически павшая в первой же стычке с приспешниками Темного Лорда. Мэри — живой пример того самого ежедневного достоинства:

Сложнее всего — ежедневное достоинство. День за днем, час за часом, особенно в часы, когда вокруг все темно и безрадостно. Для этого нужно больше всего сил и мужества. Быть хорошим и ослепительным по выходным и вечерам пятниц не так уж и сложно. Поддерживать ровный спокойный свет каждый день в сотни раз сложней. Можно с воплем броситься под танк и взорвать его, и это будет красивый поступок, но это не означает еще, что у того, кто сделал это, хватило бы сил на ровное повседневное мужество. Спокойное горение, способность к самопожертвованию намного предпочтительнее истерической доблести.— Д. Емец

» Сдержанная и, как правило, немногословная, но не замкнутая — Мэри привыкла говорить только по существу, но это не мешает ей охотно улыбаться, травить смешные байки и заковыристо ругаться. Из тех, у кого упорство и стойкость легко перетекают в упрямство и наоборот. Не заключает сделок с совестью и не ищет компромиссов с ней. В меру горда и самодостаточна, на все имеет собственное суждение и действует в соответствии с ним, а не слухами, сплетнями и прочим достоянием сарафанного радио. Решительна, внимательна, наблюдательна, ответственна и аккуратна.
» Не высокая и не коротышка, не хрупкая, но в меру упитанная, милая и уютная, но не броская — Мэри не из тех девушек, которые всегда и везде привлекают к себе всеобщие восхищенные взгляды. Впрочем, ей этого и не надо.
» Носит очки, потому что у нее действительно плохое зрение, из-за чего иногда попадает в «чего вы хотите от меня, расплывчатые пятна?» и другие неловкие ситуации.
» Прототип: Ingrid Oliver в роли Осгуд.

Личное имущество, артефакты, домашние любимцы:
Волшебная палочка (вяз, чешуя саламандры, 10¼ дюйма, достаточно гибкая), рюкзачок, на который наложено заклятие незримого расширения, очки, усовершенствованные водоотталкивающими чарами, связка самопишущих перьев, постоянно пополняемые запасы шоколадных лягушек.
Беспородный кот Бьенвеню или просто Бен, маленький да удаленький мохноногий сыч Гленн — летает быстро, почту доставляет точно, клюется больно и метко, но только в том случае, если письма пытается отобрать не адресат. Домовой эльф  — принадлежит не лично Мэри, а ее семье в целом.

Предпочтительные сюжеты, возможные планы на игру, связь с вами:
Игра с Орденом, с Министерством, с друзьями, недругами и незнакомцами, немного школы, немного волшебного и маггловского Лондона, опасностей, напряжения, приключений, юмора, тепла и даже драмы... Я, в общем, правда хочу всего и согласна на все :3

Вступительное испытание:
Готова к интервью  http://i1365.photobucket.com/albums/r746/wendy_ledy/marauders-smile/_castamagicspell__by_roblnhood_zpsf3qcmic3.gif

Р.S.

Мне как-то неловко, что тут нет ни слова о Мейнарде, но это только лишь оттого, что мне всегда очень трудно писать об отношениях без игры. Я честно пыталась, но не нашла ничего внятнее «Он для нее как один из братьев. Младших. Но не настолько, чтобы опекать и следить за каждым шагом», а это настолько куце звучит и не передает и половины, что я с громким «Арррр!» просто снесла абзац. С Лили та же печальная история. Но я все наверстаю в игре, честное гриффиндорское!