Введение * Список героев * Необходимые сюжету * Разыскиваемые * Альманах настоящего волшебника * События Магической Британии 1980

Мародеры. Две временные линии. Вдумчивость, аккуратность, атмосферность, любовь к созданному Джоан Роулинг миру.

Форум находится в отпуске. Перманентном. Но вы всегда можете вернуться, чтобы что-то написать, прочесть и понастальгировать.


Marauders are going bad, 1980&1971

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders are going bad, 1980&1971 » Личное и дополняющее действие 1980 года и далее » 04.04.80, Толпа из сюрпризов (С. Снейп, Л. Поттер)


04.04.80, Толпа из сюрпризов (С. Снейп, Л. Поттер)

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Дата, время и место: 4 апреля 1980 года, пятница, утро. Больница Святого Мунго.
Действующие лица: Северус Снейп, Лили Поттер.
Краткое описание: Когда вы трепетно и нежно возводите свою несчастливую любовь на пьедестал, очень тяжко встретиться с живым и пытающимся двигаться дальше аналогом. Двигающимся очень быстро, стоит признаться. Будущая мама тоже будет счастлива встретиться со старым другом, то несомненно.

2

Однажды Северус понял, что забыть у него не получится, поэтому он просто не думал. Старательно, полностью отдавая себе отчёт, задавшись целью. Научился же он окклюменции, научился очищать своё сознание по воле разума - значит, не думать о какой-то девчонке тоже должно получиться. Подобная одержимость допустима в прыщавые четырнадцать, но в двадцать - это уже перебор.
И, в большей или меньшей степени, получалось. Северус не жил мечтами и воспоминаниями, не ждал, что сейчас случится чудо, она всё поймёт, бросит своего Поттера и придёт к нему. Хотя новость о свадьбе серьёзно его задела, конечно, очень. Свадьба - это был конец, край, тем более - брак с Поттером, хуже ничего и придумать нельзя.
Но, бесспорно, логично, конечно. Поттер богат, чистокровен, успешен, популярен. Ну да, слегка подонок и малость нарциссичный сукин сын, застрявший по уровню развития где-то вровень с пятилетним ребёнком, но, право, какие мелочи.
Серьёзно, лучше было просто не думать обо всём этом.
Можно было пить и жалеть себя. Можно было сцепить зубы, работать и строить революцию. Северус скорее комбинировал, чем действительно твёрдо остановился на второй модели поведения, но двигался в её направлении достаточно уверенным курсом, не позволяя себе превратиться в ноющую на тему собственной ненужности унылую тряпку.
В конце концов, жизнь продолжалась. Жизнь была. Лили Эванс она не ограничивалась.
Работы свои Сев не очень любил. Обе были довольно рутинными и не предполагали действительной востребованности его таланта к Зельеварению - так, унылые основы изо дня в день. Но Снейпа никто особенно не спрашивал, нравится ему или нет: на что-то надо было жить, что-то надо было есть, где-то надо было работать. В Мунго он пришёл, когда стало ясно, что, работая лишь в аптеке, он не то что со старыми долгами не расплачивается, но и новые набирает.
И, честное слизеринское, он ни малейшего понятия не имел о том, что экс-Эванс имеет к лечебнице самое прямое отношение. Ровно до тех пор, пока не столкнулся с ней нос к носу в больничном коридоре, повернув за угол.
Северус повёл себя, как любой нормальный человек: шарахнулся в сторону и едва не уронил штатив с пробирками, который левитировал рядом. Определённо, его способность выглядеть редчайшим дебилом возрастала по экспоненте в присутствии Лили. Он уже успел об этом забыть за давностью лет.
Почему всё просто обязано было происходить так глупо?!
- Лили, - он старался говорить спокойно и нейтрально, но получалось нервно. - Не ожидал тебя... о.
Взмахом волшебной палочки выровняв положение штатива в воздухе, Северус поднял взгляд вторично, и все срочно придуманные вежливые "здравствуй" вмиг вылетели из его головы. Нужно было быть очень оптимистичным, чтобы предположить, что Лили просто в весе набрала, когда её живот тянул на хороший шестой месяц.
Несколько удивило, что, оказывается, настолько не всё равно. Он же так старательно жил дальше, убеждая себя, что ему это всё не нужно, так хорошо не позволял себе думать о ней, он же считал, что почти переболел. А оказывается - ничего подобного, оказывается, что это просто невыносимо - когда она носит чужого ребёнка. Ребёнка Поттера, мантикора его раздери.
Предприняв попытку покраснеть и побледнеть одновременно, из-за чего лицо его приобрело интересный пятнистый рисунок, Северус сжал зубы покрепче. Жизнь продолжается, да. У Лили, похоже, она продолжалась прямо вовсю.
- Я должен тебя поздравить, наверное? - осведомился Снейп. Очень холодно получилось, но он считал подвигом самоконтроля то, что до сих пор не заорал и не ударил с размаху стену (за неимением лучшей кандидатуры). - Или уместнее посочувствовать?

3

       — Северус, — непроизвольно ответила на прозвучавшее приветствие Лили и сжалась. Всё пошло совсем не так, как стоило бы. Разумеется, Поттер знала, что Лондон сам по себе очень маленький и столкнуться здесь можно в любой лавочке в самое неподходящее время и то, должно быть, просто последние пару лет успешных скрываний разбаловали её. Разумеется, сейчас было бы жутко глупо в ответ на приветствие громко заорать и убежать в другую сторону, чтобы просить у лекаря, у мамы, у Джеймса, у той же Фрэнки (она же волонтер, она должна помогать!) защиты и помощи от того, с чем Лили справиться не может. Но вот она здесь. Лили Поттер. Двадцать лет. Поддержавшая разговор с Северусом Снейпом и от этого готовая разреветься в любой момент. Но тут же спасённая её бывшим другом, ибо тот не преминул напомнить о прекраснейшем из своих пороков.
       — Какой смысл спрашивать, если даже лучшие из поздравлений будут звучать фальшиво? — Поттер нахмурилась и с явным вызовом открыто взглянула на Северуса, грозясь гневно прожечь его насквозь. Как смеет он говорить о её ребенке так, словно уже ненавидит его? И ладно уж на поле битвы, от лица Пожирателя, такое она не впервой получает в лицо: те явно не рады, что грязнокровка продолжает свой род. Но здесь, в месте, которое ей нравится, сейчас, когда она совсем не ожидала получить пинка, так, что это почти нечестно. А потом Лили вспомнила, что и Северус Пожиратель. Глаза сами угрюмо уставились на его скрытое мантией предплечье: "Да, конечно, я должна была знать. Все они едины". И пусть Снейпа задевало больше то, что Поттер продолжает свой род, Лили сейчас не видела разницы. От негодования, злости и разочерования она отвела взгляд в сторону, внезапно беспокоясь, что он заметит такое внимание к своей метке. А потом, разозлясь на себя из-за подобных беспокойств и как бы тут же наперекор им, словно отвечая себе, что она не боится и сама идет в наступление, тихо спросила:
       — Что, нападешь на меня? Думаю, мы оба знаем, что и ты нашел себе друзей и призвание, но я даже посочувствовать тебе в ответ не могу.

4

Северус дёрнулся и отступил на полшага, словно его ударили. Попробовал сыграть типично-слизеринское высокомерное ледяное спокойствие: получилось преотвратно. Чертовски обидно не уметь казаться таким, каким не являешься, но хотелось бы.
Сейчас действительно бы изобразить то, на что она его провоцирует: снисходительное равнодушие, спокойствие на грани презрения, невозмутимость и "мне на тебя уже давно наплевать" чтобы просто в каждом взгляде и жесте. Но куда уж ему. Всегда был довольно посредственным актёром, особенно в школьные годы, в последнее-то время пришлось немного научиться осмотрительности и аккуратной лжи, но вот с Лили, как оказалось, по-прежнему что-то заставляло быть честным.
- Нападать? - фыркнул Снейп. - За кого ты меня принимаешь.
Если объективно - то за Пожирателя Смерти она его принимала, причём вполне догадливо. Если субъективно - то, будь оно всё проклято да тридцать три раза, было просто и невероятно обидно. Это каким же дерьмом надо было считать Северуса, чтобы предположить, что он сейчас с маниакальным хохотом её атакует, потому что она статусом крови не вышла, а Сева занесло в Пожиратели. Атакует беременную женщину, которую когда-то давно по дурости считал своим другом. Это же надо или полнейшим ублюдком быть, или неконтролируемой ненавистью захлёбываться.
С ненавистью как-то не сложилось. Да, Северусу было тошно, и, может быть, даже хотелось кого-нибудь убить - чисто гипотетически, чтобы сорвать злость на мир, но... Но всегда найдутся какие-то "но", за которые он захочет цепляться, видимо.
Ведь уже давно понятно, что всё, не о чем говорить, нечего ждать, не на что надеяться: чужая жена. Теперь ещё и чужого ребёнка носит. Живёт своей жизнью, ну вот и молодец, и какого чёрта не получается действовать по её примеру и легко выбрасывать из головы неудобное прошлое?
- С искренностью не получится, да, - кивнул Северус, сломав губы в неприятную усмешку. - У меня давние счёты с твоим благоверным, видишь ли.

5

       Задор дерзости настоящей безрассудной и боящейся быть уличенной в страхе гриффиндорки минул, и лицо волшебницы исказило сожаление за сказанное. "Надо сделать сейчас хоть что-то, ну же, мигом!" — Лили открыла было рот, чтобы извиниться, но с болью осеклась. Облегчить накрывшее её чувство вины она не имела права. В своё время она не дала извиниться Северусу, искренне считая, что есть вещи, которые нельзя поправить даже самым сердечным раскаянием за сделанное. А теперь, казалось, сама встретилась с подобным случаем, не чувствуя веру в то, что сможет чем-то помочь. Единственное что она могла сделать, не говорить такое. Всего-то.
       Да и есть ли сейчас Снейпу дело до её извинений и слов? "За кого я его принимаю, отличный вопрос" — Лили впервые за долгие годы смотрела на Северуса и видела... кого? Просто человека, не испытывающего радости её видеть. Совершенно... обыкновенного. И так как сейчас Лили не могла больше говорить, что он обидел её сильнее ("Отличная работа, Эванс. Ты просто идиотка".), ибо сейчас они квиты, она могла не видеть в нем ту мешанину из собственных переживаний и боли утраты лучшего друга и былой беззаботности, а видела его самого. Того же Северуса Снейпа, какого помнила. Он почти не изменился, этот Северус. Абсолютно знакомые черты разве что немного подкорректировали взросление и не самое бережное к себе отношение.
       — Я... я не знаю, за кого, — растерянно ответила она тихо и вдруг внезапно начала говорить, звуча с настоящим отчаянием и горькой искренностью —  Я бы так хотела не знать тебя раньше, Северус. Так бы было куда как проще. Ты теперь с теми, кто убивает таких как я. Кто считает, что мы отняли... магию, — в звенящем болью голосе Лили прозвучал смех: она посмотрела на свои пустые руки, которые протянула перед собой, словно потешаясь, как она могла унести такой тяжелый мешок с магией, чтобы его хватило на годы учебы в Хогвартсе и житьё сейчас, и на какие подлости ей пришлось идти, чтобы добыть его и наполнить желаемым. — А те, кого они убивают? Храбрые волшебники, которые говорят, что это неправда, вступаясь за меня и других, хотя могли бы смолчать. Простые жители, не желающие драки и просто не успевшие спрятаться. И магглы. Как мои родители.
       Лили не знала, что плачет, но внезапно почувствовала жжение на щеках и раздраженно стерла рукавами надоедливую жидкость.
       — Я не знаю, почему говорю тебе это. Думаю, мне просто некому сказать, что я боюсь. И что мне очень жаль, что я такая. Я думаю, я сожалею, что ведьма. И если бы это помогло всем, я бы рада была не быть ею. Но я не имею значения.
       Последние слова о своей незначимости дались Лили легко. Она не ждала разуверения, она и правда не считала себя особенной. И уж точно не думала, что её случай должен вводить кого-то в тоску или желание ободрить её. Она замужем, ждёт малыша, у неё добрейшие в мире родители — даже в мирное время не все могут похвастаться такой удачей. Ну а боятся, сожалеют о том, что мало чем могут помочь, но потом берут себя в руки и делают своё скромное дело сейчас все.
       — Ты... ты давно здесь работаешь?

6

Рассеянно взмахнув волшебной палочкой, Северус приземлил на подоконник штатив с пробирками, до половины наполненными мутной серой жидкостью, используя это действие как предлог, чтобы не смотреть на Лили. Она  что-то ему рассказывала - о том, что лучше бы ей вообще никогда его не знать, гада разэтакого, присоединившегося к Пожирателям.
Уверенность, с которой Лили об этом говорила, несколько настораживала и иррационально немного задевала. Выходило, что она совершенно в него не верила, даже не предполагала такого расклада, в котором Северус слал всех на хрен и оставался от войны в стороне. Если бы Снейп не был Пожирателем, он бы сейчас чертовски красиво мог занять позицию "все гады, один я Д`Артаньян", но, увы, обвинения были обоснованы. Другой вопрос - почему Лили была в курсе. Да, конечно, Эванс достаточно хорошо его знала, чтобы догадываться, но сам Сев вряд ли стал бы обвинять кого-то в террористической деятельности на основании догадок. А если у Лили были какие-то сведения, позволяющие точно заключить, что Снейп действительно не пожелал быть примерным мирным гражданином и подался в последователи Тёмного Лорда, то это уже было поводом для беспокойства, причём ой-ёй какого: мало ли, кому ещё известна эта информация, а Северус вот совсем не хотел встретить авроров на пороге своего дома и отправиться в Азкабан налаживать дипломатические отношения с дементорами.
Да гори оно всё гаром.
Узнать, что Лили, будь её воля, предпочла бы вовсе никогда не знать Снейпа, было как-то гадко. Он умудрился стать не просто ненужным и лишним для неё человеком сейчас, ему ещё и хватило таланта отразить свою ненужность на прошлое. Северус думал, что ему должно быть, в принципе, всё равно, но оказалось, что это действительно тяжело: узнать, что, по мнению Лили, их многолетняя детская дружба не стоит того. Что Лили бы предпочла, чтобы этого не было, чтобы они никогда друг друга не знали. Ощущать себя сентиментальным дебилом, для которого некоторые воспоминания были едва ли не святыми, было досадно и больно.
Сев услышал более чем достаточно, чтобы пожелать развернуться и уйти. Право, не было у него ни малейшего настроения выслушивать обвинения в том, что он-де убивает "храбрых волшебников", от Лили, которая не далее чем пять лет назад сказала, что знать его более не желает и он может распоряжаться своей жизнью как угодно. Северус распорядился, и никаких претензий по этому поводу слушать не намеревался.
Он уже открыл рот, чтобы сказать "извини, мне нужно работать, до встречи", когда поднял взгляд.
- Лили, ты чего... - Северус моментально растерялся, увидев в её глазах слёзы. Это в корне меняло дело, и даже заставило посмотреть на всё, сказанное Лили, под несколько иным углом. - Что значит не быть ведьмой, ты же насквозь магическая, не считает никто, что ты магию отняла, а кто считает - тот кретин, о наследовании магических способностей никакого представления не имеющий, - Снейп прекрасно осознавал, что несёт полнейшую чушь, и нёс её со всей ответственностью - не умел он утешать людей, но чувствовал себя обязанным. - Я тут второй месяц, ещё на испытательном, в лабораториях, понятия не имел, что ты тоже - неужели на колдомедика стажируешься?
Северус не мог с уверенностью определиться, как бы повлияло знание о том, что Лили здесь работает, на его решение трудоустроиться в Мунго. Возможно, он решил бы, что нечего лишний раз прошлое тревожить. Может быть, напротив - коль всё так само складывается, то отчего бы и нет, чёрт возьми. Но, вероятнее всего, он не придал бы этому факту большого значения: да, работая в одной больнице, нетрудно встретиться - ну и ладно, магический Лондон вообще одна большая деревня. Из того возраста, когда ему невыносимо было её даже видеть, потому что он бледнел-краснел и заикался, он всё же вышел.

7

       Лили улыбнулась. Слова Северуса необычно приободрили её. И хотя в душе она несколько упрекала себя за то, что дала себе так легко разнюниться, но где-то ещё глубже понимала, что заревела бы сейчас и еще с более глупого повода, не говорить же правду — то, что она горюет по потерянной дружбе и тому, что было раньше. Держаться стойким оловянным солдатиком, который не слушает и даже игнорирует всё, что касается её старого друга, оставаясь при этом словно нетронутым потрясением от его потери и образовавшегося пустого пространства в душе, было, оказывается, очень тяжело. А сейчас, ревя перед первопричиной и не находя в ответ издевок и желчи, ей становилось куда как легче и даже приятней жить. Благодарно и искренне кивнув и неловко пробормотав: «Спасибо» — Лили вновь, но уже полноценно, стерла рукавом слезы и в немом уверении, что будет теперь держать нос по ветру, немного подняла вверх этот самый нос.
       — Два месяца, — растерянно повторила за Снейпом Поттер. — Ну надо же, это много.
       По её тону нельзя было сказать, что она чувствует по этому поводу, да и немудрено, ведь сама Лили была в некоторой растерянности. Не желая вдаваться в подробности своих смешанных эмоций, не желая больше уже выполненного обидеть Снейпа и по причине заметного облегчения в своей душе, Лили добродушно и деликатно поинтересовалась:
       — Здесь… неплохо, верно?
       — Колдомедика? Ох, нет, это вряд ли для меня, — Лили вспомнила своего наставника и его ежедневное расписание. — Мне, если честно, больше нравятся зелья, чем… ну, что-либо ещё. Наверное, это ужасно плохо, но я даже и не думала спасать много жизней и быть великой избавительницей от горестей и болезней, — Поттер рассмеялась, неловко из-за своей убийственной честности ни с того, ни с сего потерев рыжий затылок.
       — А ты?
       Сюрреалистично было болтать с Северусом вот так: Лили поймала себя на желании пошутить «Если ты, Северус, именно ради спасения жизней здесь, можешь смело стукнуть меня лабораторными пробирками по носу, я заслужила». Наверное, если она ущипнет свою руку, она проснется. И как будет жалко тогда вернуться к тому, что она опять будет пытаться избегать встреч с Северусом, помня, что во сне это было необязательно.

8

На взгляд Северуса, колдомедик из Лили получился бы отличный, его даже удивило несколько, что она, оказывается, всё же не этим занимается. Стандартное клише: хорошие мальчики идут в аврорат, хорошие девочки идут в колдомедицину или в домохозяйки. А Лили - это же просто эталон хорошести и правильности. Но, надо же, всё же из-за Зельеварения она здесь. Не совсем логично, но это отчасти льстило: Северус с присущим ему самомнением считал, что именно благодаря ему Эванс когда-то в школе настолько увлеклась зельями.
- Ну, я тут тоже не из-за высоких материй, - Снейп пожал плечами. Розовые очки он давно уже снял и не особенно загонялся на тему "а приносит ли моя работа неоценимую пользу обществу", ему было наплевать, спасает он кого-нибудь там или занимается чем-нибудь восхитительно ненужным, покуда работа предполагала приемлемый график и зарплату, на которую можно было как-то дотянуть до следующего месяца.
- Я параллельно работаю в аптеке, но там то и дело пробегают слухи, что кризис-кризис, жить никак и пора прикрывать лавочку, поэтому я сюда лаборантом пришёл в рассчёте, что Мунго разорится не так скоро.
Он мрачновато усмехнулся. Для Лили, как для жены Поттера, у которых фамилия громкая и счета многогалеонные, этой проблемы и вовсе не существовало, должно быть. А Снейп как на текущую экономическую ситуацию, так и на перспективы её развития смотрел с недоверием и пессимизмом. Впрочем, как и любой вчерашний школьник, отказавшисйся от финансовой помощи родителей.
Лили уже взяла себя в руки и улыбалась чуть натянуто, но вполне дружелюбно и искренне. Снейп не считал, что он был причиной такой острой её реакции - в конце концов, беременность, горммоны, все дела. А он не так уж много значит, как хотелось бы.
- Смело с твоей стороны, - Сев красноречиво указал взглядом на её живот. - В такое время неспокойное, с ребёнком.
Он хотел, чтобы это звучало как одобрение, но не получалось. Казалось бы, надо бы радоваться за неё, как и подобает влюблённому дураку, но эгоизм был сильнее. Всё должно было быть совсем не так.


Вы здесь » Marauders are going bad, 1980&1971 » Личное и дополняющее действие 1980 года и далее » 04.04.80, Толпа из сюрпризов (С. Снейп, Л. Поттер)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC